Корзина
22 отзыва
Пресс пакетировочный Y81Q-135 на выгодных условиях!!!ПОДРОБНО
+380
67
502-40-16
+380
99
238-85-13
+380
63
611-01-83

Слишком много стали, слишком малый спрос

Слишком много стали, слишком малый спрос
Спад на мировом рынке стали продолжается уже четыре месяца. За это время цены на горячий плоский прокат – самый распространенный вид стальной продукции – снизились более чем на 10% по сравнению с серединой февраля и опустились на уровень лета 2010г

10.08.13

Как признают специалисты, падение цен на металлопродукцию вызвано перепроизводством, поэтому оптимальным выходом из положения было бы закрытие избыточных мощностей. Однако сейчас в отрасли сложилась такая ситуация, что это естественное решение очень трудно исполнить.
По материалам Минпром
Почему они падают?!

Мировой рынок стали является по своей природе цикличным, поэтому подъемы и спады представляют на нем вполне обычное явление. Однако нынешнее медленное, но неуклонное понижение котировок, которое непрерывно продолжается на всех ключевых рынках с середины февраля, начинает вызывать обоснованную тревогу у металлургов.

Цены на заготовки и горячекатаные рулоны – ключевые экспортные позиции для украинских экспортеров стали – в середине июня упали до 490-495 долл./тонн FOB, а встречные заказы от клиентов (например, в Турции) поступают уже из расчета не более 480 долл./тонн FOB. Примерно на таком же уровне находится стоимость китайских горячекатаных рулонов и катанки. В Европе нижний предел котировок на горячий прокат приблизился к 400 евро/тонн EXW. Таких низких цен на мировом рынке не видели уже три – три с половиной года.

Но самая большая проблема заключается в том, что у этого спада не видно конца. Покупатели проката в странах Европы, Ближнего Востока, Восточной Азии продолжают вести игру на понижение, которая неизменно приносит им выигрыш в виде сокращающихся затрат на стальную продукцию. Кроме того, сезон дождей в Азии, приближающийся Рамадан в мусульманских странах и скорое наступление сезона отпусков в Европе и США не обещают расширения объема продаж в ближайшем будущем.

Сейчас металлургические компании возлагают основные надежды на осень. Предполагается, что в конце июля – в августе потребители проката приступят к закупкам, чтобы подготовиться к традиционному периоду максимальной деловой активности в сентябре-ноябре. Однако в последние несколько лет эта традиция не соблюдалась! Осеннего подъема на мировом рынке стали не происходило, как не было в этом году и весеннего. Металлурги повышали котировки, но из-за слабого спроса им приходилось вскоре опускать их обратно. Так было в прошлом году. Вполне вероятно, что то же самое произойдет и в текущем.

Проблемы мирового рынка стали имеют более долгосрочный, фундаментальный характер. Они обусловлены в первую очередь избытком предложения стальной продукции. Стали выплавляется слишком много – больше, чем нужно. Чтобы продать ее, металлургическим компаниям приходится занижать цены, а порой вести и откровенно демпинговую политику.

Почему возникло это перепроизводство? Очевидно, потому что на мировом рынке стали до сих пор заметна инерция подъема первой половины прошлого десятилетия, завершившегося кризисом осени 2008 года. Сейчас уже можно смело говорить о том, что потребление в западных странах с конца 1980 годов было избыточным. Спрос искусственно раздувался благодаря дешевым и доступным кредитам. Но в 2008 году этот пузырь лопнул, после пира наступило длительное и тяжелое похмелье.

Западные страны начали спасать, прежде всего, банки и страховые компании, закачивая в финансовый сектор триллионы долларов и евро. Средства шли на возмещение стоимости сгоревших во время кризиса активов, чья стоимость существовала только на бумаге. Реальный сектор в качестве антикризисной меры получил жесткую экономию, урезание государственных расходов, обвал потребительского рынка из-за растущей безработицы, резкое ужесточение условий кредитования. Результат очевиден: в Европе продолжается экономический кризис, затягивая в свою орбиту все новые страны. В США рост ВВП в текущем году составит, по прогнозу МВФ, 1,9%, и это считается хорошим показателем.

В итоге спрос на сталь в Евросоюзе сократился на 27-30% по сравнению с докризисным 2007 годом и продолжает уменьшаться. Однако металлургическая промышленность в регионе осталась практически той же! По данным ассоциации Eurofer, за 2007-2011 годы в отрасли было сокращено только немногим менее 10% рабочих мест, в то время как производство стали упало на 15,6%. Компании стараются сохранить свои мощности, надеясь на возвращение хороших времен. Однако изменений к лучшему не происходит, и очень сомнительно, что они произойдут в обозримом будущем. Специалисты, которые ранее прогнозировали начало восстановления европейской экономики на конец 2013 года, теперь переносят этот срок на 2014 год.

Экономический кризис в западных странах, снова обострившийся в конце 2012 года, поставил в сложное положение страны-экспортеры, такие как Турция, Корея, Китай. По данным китайского Национального бюро статистики, в мае 2013 года экспорт китайских товаров упал до самого низкого уровня за 10 месяцев, а оптовые цены в промышленности снижаются 15 месяцев подряд. Кроме того, правительство лихорадочно пытается спустить спекулятивный пузырь на национальном рынке недвижимости. Из-за этого падают инвестиции в строительство, на долю которого приходится до 60% потребления стали в стране. В конце 2008 года китайские власти компенсировали падение экспорта стимулированием внутреннего потребления, запустив инвестиционную программу стоимостью 586 млрд долл. по тогдашнему курсу. Но ее побочные эффекты оказались настолько неприятными, что власти не хотят повторять этот опыт.

Темпы роста потребления стали в Китае резко упали, а вот рост производства продолжается с той же скоростью. В отрасль в последние годы вкладывались десятки миллиардов долларов государственных и частных инвестиций. В настоящее время совокупные мощности приближаются к отметке 1,1 млрд. тонн в год и все еще продолжают увеличиваться. И все эти заводы не могут простаивать! С марта по начало мая китайская металлургическая промышленность вышла на режим 800 млн тонн в годовом эквиваленте, что на 11,7% больше, чем в прошлом году.

При этом хорошо, если спрос на прокат в стране возрастет в текущем году хотя бы на 5%. Неудивительно, что на местном рынке стали уже который месяц подряд наблюдается избыток предложения, а экспорт по итогам января-мая вырос на 15,4% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, до 25,4 млн тонн. При этом эти поставки осуществляются по все более низким ценам.

Что делать и чего сделать нельзя?

Итак, в Европе производство стали сокращается недостаточно быстро, а в Китае – растет слишком быстро. Поэтому напрашивается естественное решение: раз уж рассчитывать на существенное увеличение спроса на прокат в обозримом будущем не приходится, следует сократить объем выпуска. Тем более, это обычная практика для мировой сталелитейной отрасли. Так гасили кризисы перепроизводства и в конце 1990 годов, и в середине прошлого десятилетия, и в 2008-2009 годах. В последний раз к этому приему прибегли некоторые европейские компании летом-осенью прошлого года. Что же мешает это сделать сейчас?

В Китае это, как ни странно, рыночные условия, в которых работает местная металлургическая отрасль. Компании очень жестко конкурируют друг с другом, поэтому никто из них не решается первым приступить к остановке доменных печей и прокатных станов. Эта операция сама по себе достаточно дорогостоящая, а выиграют от нее все, кроме того, кто ее проведет.

Во-первых, тот производитель, который рискнет первым сократить выпуск, неизбежно потеряет часть рынка в пользу своих более стойких конкурентов. Во-вторых, у него уменьшится приток наличных, что для китайских металлургических предприятий равносильно отключению кислорода. Экспансия последних лет проводилась в основном за счет кредитов. Тридцать крупнейших компаний, акции которых котируются на бирже, имеют совокупную задолженность в размере порядка 124 млрд долл. (на начало текущего года). Поэтому металлурги вынуждены загружать свои мощности по максимуму даже в убыток себе, чтобы постоянно получать хоть какой-то доход и иметь возможность расплачиваться по старым долгам.

В-третьих, благодаря относительно низким ценам на железную руду, металлолом и коксующийся уголь убытки большинства китайских производителей сравнительно невелики – порядка 15-45 долл./тонн выплавленной стали. Но этот результат достигается посредством максимальной экономии на масштабах. Стоит металлургам сократить выпуск, их убытки немедленно возрастут из-за высокой доли фиксированных затрат.

Наконец, резко против закрытия мощностей выступают местные власти. В Китае весьма велика проблема безработицы, поэтому остановка предприятия с сотнями, а то и тысячами рабочих – это скандал, предупреждение о неполном служебном соответствии для локальной администрации. Поэтому власти стараются помогать таким крупным работодателям как металлурги, лишь бы те не увольняли людей.

В Европе социальный аспект стоит вообще на первом месте. Прошлогодние решения корпорации Arcelor Mittal о прекращении выплавки стали на двух комбинатах во Франции и Бельгии вызвали скандалы, вышедшие на правительственный уровень. Власти обеих стран пригрозили Arcelor Mittal национализацией предприятий, вырвав у нее обещание компенсировать вывод из строя убыточных мощностей новыми инвестициями.

Проблема в том, что в предыдущие годы, когда металлургические компании приостанавливали выпуск продукции на тех или иных предприятиях, всем было известно, что это лишь временная мера. Как только на рынке возобновится подъем, производство будет возобновлено. Но в нынешних условиях велик риск, что однажды выведенная из строя доменная печь будет закрыта навсегда. Поэтому компаниям приходится избегать столь решительных мер и поддерживать рентабельность своих производств иными способами.

Весной этого года Лакшми Миттал, глава Arcelor Mittal, посетил несколько восточноевропейских стран, прямо потребовав от их правительств предоставления льгот, чтобы не закрывать тамошние заводы. Ранее аналогичные привилегии были обещаны от лица властей Словакии американской компании US Steel, которой принадлежит крупнейший тамошний меткомбинат.

По оценкам президента ассоциации Eurofer Вольфганга Эдера, возглавляющего также австрийскую металлургическую компанию Voestalpine, в Евросоюзе необходимо закрыть мощности по производству 40-50 млн тонн стали в год (20-25% от докризисного уровня), чтобы сбалансировать спрос и предложение на местном рынке. Только вот какое правительство захочет терять в условиях кризиса тысячи рабочих мест?! К тому же, на металлургических заводах в Европе, как правило, сильные профсоюзы, которые наверняка окажут серьезное сопротивление такой оптимизации. Это в США в первой половине 2000 годов правительство решительно встало на сторону руководства металлургических корпораций, позволив ему с легкостью отказаться от всех обязательств перед сотрудниками. В Европе это, скорее всего, не пройдет.

Европейская комиссия 11 июня опубликовала "План действий по стали", но в нем содержатся по большому счету лишь благие пожелания. О том, как решать важнейшую для региональной отрасли проблему перепроизводства, не сказано ничего, кроме пожелания использовать некие европейские фонды для социальной адаптации сотрудников закрываемых меткомбинатов.

Интересно, что в конце 1970 годов Евросоюзу уже приходилось решать подобные проблемы. Но тогда страны тогдашнего ЕЭС просто договорились между собой о том, какие метзаводы следует закрыть, чтобы стабилизировать рынок, потребление на котором резко упало после серии нефтяных шоков. А также о том, как помочь сокращаемым сотрудникам. Сейчас такие меры невозможны в принципе, так как представляют собой, по меркам нынешнего Евросоюза, недопустимое вмешательство государства в экономику. Но и пойти на чисто рыночное решение с закрытием излишних мощностей нынешним европейцам просто не хватает духу.

Поэтому мировой рынок стали, судя по всему, будет преодолевать кризис перепроизводства своими силами, в ходе естественных процессов, которые будут только затруднены действиями государств. Скорее всего, в конце лета металлургические компании по всему миру попытаются в одностороннем порядке, просто под благоприятные ожидания, поднять котировки на стальную продукцию. При этом они, очевидно, добьются определенных успехов. В дальнейшем же все будет зависеть от состояния мировой экономики осенью текущего года. Если она действительно продемонстрирует хоть какие-то изменения к лучшему, цены на прокат смогут удержаться на достигнутом уровне на несколько месяцев. Если же осеннего подъема деловой активности в этом году снова не будет (а пока этот вариант представляется более вероятным), спад возобновится. И наиболее слабым в финансовом отношении европейским и китайским компаниям таки придется останавливать производство, чтобы прекратить нарастание убытков.

Для украинских же металлургов ближайшие месяцы будут весьма сложными. Спрос на их продукцию будет оставаться ограниченным, а цены – низкими. Вполне вероятно, что и им придется продолжить сокращение выпуска.

Виктор Тарнавский

Источник: Минпром

Предыдущие статьи